Kain’s Fallen Empire

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kain’s Fallen Empire » Бездна (архив мусора) » Глава ферм крови Думахима


Глава ферм крови Думахима

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

• Имя.
Ниам.
• Возраст.
213 лет. Эволюция естественно, не настигла.
• Пол.
Женский.
• Клан.
Думахим.
• Должность.
Глава пищевых ферм крови

• Внешность.

Статная, роста эдак, под 180,с крепким телосложением, рыжеволосая и бледнокожая женщина. С опаской ждет эволюции, ибо эволюция это хорошо, но гребней  на голове все же, не хочется, а если они и будут, то что ж, по крайней мере это не слезающая кожа, как у «дальних родственников». Свои светло-рыжие волосы, длина коих доходит до лопаток, Ниам обычно убирает в косу, дабы не мешались. На предплечье правой руки находится небольшой шрам от ожога, вампирша не знает, откуда он, и почему остался, предполагает, что с далекой прошлой жизни, которую ей помнить не дано. Глаза: белки зачастую  есть красные от частого недосыпа, а вот радужка яркая, насыщенного-насыщенного желтого цвета. Обладательница немного выдающегося носа  и тонких темно-серого цвета губ. На руках длинные аки ножки паука пальцы, когти на которых угольно черного цвета. Для Ниам в одежде главное удобство и не стеснённость движений.   

• Характер.

Очень любознательная, сообразительная, исполнительная, волевая,  умеет быстро и вовремя собирать мозги в кучку в непредвиденных ситуациях, нетерпеливая и вспыльчивая - за что ее часто упрекают собратья, ненавидит ситуаций, в которых она не в силах, что-либо изменить и от нее ничего не зависит и остается только ждать. Любит свое дело, любит экспериментировать, может работать как одна, так и в команде.
Отношение к своему Мастеру весьма двоякое – с одной стороны обида страшная за то, что он ее променял на карьеру, хотя чисто по-думахимски она его понимала, но простить, увы или увы, не может, с другой стороны – Мастер все-таки, о нем остались не только плохие воспоминания. Да-да, эта женщина настолько горда, что ни разу после того неприятного случая даже шёпотом с ним не связалась. Отношение к вверенным ей людям лояльно, понимает их характеры и улавливает отношения между ними.

Биография.

• Биография.

Родилась в  многодетной семье разведчика-картографа и знахарки. Она увидела мир не первой и не второй, а пятой – последней. Жили они не богато – ведь прокормить и одеть трех мальчишек и двух девчонок задача не простая, особенно если живете в небольшом поселке «Высокие холмы» расположенном близ «Озера слез». Почти с детства мальчишки обучались отцовскому делу, а девочки материнскому.
Училась Ниам прилежно, и к десяти годам своей жизни она знала много растений и безошибочно разделяла их между собой, знала  какая травка от чего лечит, и какой эффект в том или ином целебном настое стоит от нее ждать. Она уже умела варить некоторые целебные  отвары. Все бы хорошо, вот только были в девочке 2 качества которые родителей, мягко говоря, волновали, а именно:
У младшей дочери была склонность к путешествиям – она надолго пропадала, когда собирала травы, и дело было вовсе не в том, что она их мешками целыми собирала, нет. Просто пока девуля не облазает, не исследует интересующую ее местность, она не успокоится – ее даже не пугала тяжелая рука отца, который за дочь волновался, а потому был на нервах. А еще у рыжеволосой была тяга к делу отцовскому, что ни матерью, и в особенности отцом не одобрялось, а потому учить дочь, премудростям выживания, картографии и стрельбе из арбалета было отказано, что постоянно приводило к немалым скандалам, но Недди – самый младший из братьев, который души не чаял в своей непоседливой сестренке, не смотря на запреты, решился обучать Ниам хотя бы стрельбе из арбалета, в общем, что телосложением, что характером девочка пошла в папеньку. Родители естественно, обо всем прознали, но решили не портить отношения между детьми, да и мало ли, что в жизни может случиться.  Единственное, что могло заставить ее надолго сидеть на месте и позабыть про свои увлечения это шитье и пряжа - она любила это дело и в скором времени в своем поселке она прославилась как рукодельница, семья получила дополнительный заработок, начали приходить заказы, на предметы одежды, платочки и кружево.
В пятнадцать лет состав семьи был таков: Мать, Недди и Ниам. Отец погиб на одной из вылазок, а у старших братьев и сестры уже имелись свои семьи и потому, они жили вдали от родительского дома. И в этот же год мать решила благоустроить жизнь своей последней дочери, то есть выдать  черноглазую девушку замуж, а так как неразумная дочь положительно сию идею не воспринимала, то подходящую партию для дочурки мать искала сама по собственному вкусу естественно, ну и исходя из соображений материальной обеспеченности потенциального кандидата. Как бы то ни было, но поиски женщины увенчались успехом – так уж сложилось, что и один как-то мимо проезжавший купец тоже решил охладить пыл своего сына-раздолбая, на том и порешили. В тот же вечер мать пригласила семейство купца на ужин, перед которым девушке строго было наказано принарядиться. На том же ужине и был «вынесен смертный приговор», который прозвучал как: «Сыграем свадебку через неделю!». Надо ли говорить, что Ниам это жутко не понравилось? После ужина она впервые, серьезно решила поступить вопреки слову матери – разразился скандал нешуточный, девочка требовала ее отменить сие решение. Недди любил сестру, ему было ее очень жаль, но все же он решил помолчать, но мать была непоколебима «Глупая, счастья своего не понимаешь!».
Сие дело не понравилось и сыну купцовому, Ольду – для него это означало конец свободе и гулянкам. а потому спустя два дня Недди, Ниам и Ольд тайно встретились, и было на этой встрече решено, что Ниам должна бежать, да не одна, а в сопровождении брата, ибо одна путь по лесам да оврагам до городка Ханберг, что к северу от родного  поселения девушка не преодолеет. Ольд даже заплатил им, сумму немалую, чтобы они убрались. Только стоял вопрос о том, как отвлечь родню, которая глаз с них с того момента не спускала. Им удалось собраться лишь потому, что Недди был отправлен на охоту, а Ниам за травами, Ольд же «наслаждался последними деньками свободы» (Цитата, купец).
В ту же ночь Ольдом был подожжен амбар старосты деревни. Парень первым поднял крик и принял непосредственное участие во всеобщей панике и тушении пожара, так, что во всеобщей суматохе подозрение на Ольда не падало, а о беглецах и вовсе забыли. Ниам и ее брат отправились в путешествие. К слову сказать, девушка выжила в лесу только благодаря навыкам выживания юного разведчика, коим являлся ее брат. Ночное дежурство это было отдельной и больной темой для юноши, ведь они договорись дежурить посменно – она до полуночи, а он после. Когда же дело подходило к дежурству Ниам, Недди все равно не удавалось поспать, ибо на любой непонятный, устрашающий для нее звук или промелькнувшую где-то близко тень, девушка отвечала оглушительным визгом. После второй ночи похода, Ниам уже не приходилось дежурить.
Недели две измученные ребята добирались до Ханберга - городишки, что как некстати находился, не сказать, что и рядом, но и не сказать далеко с местом, которое жители города называли проклятым – те, кто туда пошел, не возвращались обратно домой, они просто пропадали. И собственно говоря это место здорово портило репутацию самому Ханбергу – торговцы старались не заезжать в этот город и радовать жителей товарами, они чаще всего предпочитали обходить его стороной, ну а если и находился такой смельчак, то обязательно повышал цены если не в три то в два раза точно, так что жители решили, что они как-то и сами проживут на своем добре, потому город и напоминал большую деревню – практически у каждого жителя был небольшой огородик и хозяйство.

Работу долго искать не пришлось – Ниам устроилась помощницей местного знахаря, а ее старший брат – вышибалой в местной корчме. Как можно и подумать, наши путешественники решили остаться в этом городишке. Вскоре девушка поняла, что помогать знахарю, есть дело очень не благодарное – Во-первых, платил несносный старик мало, во-вторых по ее скромному мнению, шарлатаном этот знахарь был знатным, так как зачастую, лекарства изготавливались им из давным-давно уже потерявших свежесть и всякие полезные свойства растений, из сена они готовились, проще говоря. Рыжеволосой барышне такой непорядок очень быстро надоел, а потому, она решила всю инициативу взять в свои руки, а потому стала она промышлять подпольщиной – за спиной старика-знахаря, продавала она местному населению на заказ снадобья собственного изготовления. Просекли люди, что лекарства, полученные непосредственно с лапок с рук юной травницы, имеют несколько больший шанс исцелить страждущего, нежели те, приобретенные в самой лавке. Хозяин лавки, разумеется прознал об этом, но выгнать девчонку у него не вышло, ибо на все угрозы, вышвырнуть ее к демоновой бабушке, Ниам отвечала: «Найдите дурака, который согласится тут работать за такие гроши». Да, он был необычайно скуп.
И засели Ниам с Недди тут аж на целых десять лет – беглецы прижились, тут достаточно неплохо, местные жители и забыли, что первое время относились к переселенцам с опаской, как впрочем, и ко всем малознакомым людям.
Ниам за это время даже успела обзавестись своей семьей, чего не скажешь о братце, который на сей подвиг готов пока не был.
Казалось ничего не предвещало беды, но одно «но», вызвавшее немалые опасения и породившее много беспокойных разговоров, все же было – прибыли в город вооруженные люди, кличущие себя «сопротивлением», которые пришли якобы для того, чтобы оберегать жителей от вампирской заразы, которую к слову сказать, здесь отродясь никто не видел, но было поздно – они пришли и засели, путем заполонения постоялого двора, а те кому не хватило места там, просто выгоняли людей из их домов и заселялись. Прогнать их возможности не было – поди возрази чего, вооруженному до зубов человеку.
Прошел месяц после появления этих людей, и стало холоднее чем обычно, но тут пень ясен - зима наступила. А значит, некоторым страждущим, лекарства придется доставлять на дом, ибо не все в состоянии добраться, до городка, не то что до лавки, в которой в настоящее время травница со своей  семьей (а это посчитайте: сама Ниам, муж, и пара сыновей шести лет – в тесноте да не в обиде) и проживала, ибо их тоже лишили дома.
В один не сказать прекрасный, холодный день, Ниам с самого утра посвятила себя приготовлению, различного рода припарок, отваров и снадобий, дабы развести все это страждущим на день следующий, жизнь в городке в обыкновении своем протекала неспешным шагом, люди готовились к празднованию прихода зимы, предвкушение скорого праздника омрачалось лишь сопротивленцами. О том, что  остались считанные часы до того, как  городок сровняют с землей вампиры, а жители, одна часть которых будет  убита, другая обращена, а третью того хуже заберут как рабов, люди не, не знали, да и узнать им этого было не дано. 
Ближе к вечеру всеобщее спокойствие  было нарушено, раздались крики, ругань, беготня, короткие приказы «сопротивленцев»,  рыжеволосая женщина выскочила из лавки на улицу, решив разобраться, что к чему – разобралась, волна накатившего страха прошлась по телу, лишив Ниам возможности двигаться, все это от осознания нападения вампирами на город.
Из состояния оцепенения ударом по плечу ее выбил подоспевший Недди,   перед тем как присоединиться к остальным мужчинам, бросившимся на защиту, он крикнул ей чтобы она где-нибудь спряталась,  быстро кивнув женщина стала звать своих детей, но те так и не приходили и не отзывались, она,  хотела и дальше во всеобщей суматохе продолжить их поиски, не смотря на собственный страх – она не могла, не хотела верить самое худшее, но увы произошедшее, ее планам решил помешать появившийся из неоткуда с жутко разрисованной мордой вампир нацелившийся на нее, но его внимание отвлекли, прилетевший в его плечо болт, с одной стороны, пущенный вовремя оглянувшимся Недди, и прилетевший от сопротивленца топор с другой стороны, проломивший кровососу череп. Свой указ Недди повторил,  но сдаваться Ниам не собиралась, решив, что она не успокоится, ровно до тех пор пока не найдет своих детишек. Спорить было некогда, Недди прекрасно знал нрав своей сестры, но в тоже время понимал, то, что пока она их ищет сама - она легкая мишень,  потому, кляня и Ниам и себя и все сразу, отправился на поиски вместе с ней, не мог он ее оставить. Их долгие поиски, увенчались успехом, увы. Почему увы? Да потому, что найдены они были мертвыми. И вот тут Ниам решила, помогать раненным людям, чудом выжившим после столкновения с вампиром.  Зачем прятаться , когда можно попытаться сделать, хоть что-то? Но в конце концов город пал, защитники поселения, и ее брат были перебиты Больше травнице своего брата увидеть было не дано. В то время как одни захватчики, уже как к себе домой вваливались в дома  производя последнюю  зачистку,  другие, несколько, загнали женщину в баню - она бросилась к месту олицетворения чистоты и здоровья, посчитав это наиболее надежным укрытием,  вот куда из-за обилия воды, вампиры врядли посмеют сунуться, но они посмели. Про нелюбовь вампиров к воде, и воды к вампирам, рыжая еще давно узнала от Недди, когда тот втихаря от родных решился ее тренировать, а сам он узнал от отца. Оказавшись внутри, зажалась в угол  у печи, благо была еще и бочка с водой, и ковш в ней, чем она и не преминула воспользоваться. Пока воды в бочке не осталось на самом дне, а нагибаться и доставать ее было чревато последствиями,  рыжеволосая не позволяла вампиром к себе приблизиться, старательно обливая их водой.  Но самих кровососов, это забавляло, чем и злило жертву. Когда же  воды не осталось, травница стала закидывать размалеванных клыкастых головешками из печи, нещадно обжигая свои руки. Если бы вампирам не пришло в голову позвать своего командира, оценить «находку», то наверняка бы они сделали с ней все что их черная душенька пожелает.  Головешки ухмыляющимся клыкастым особой помехой не были, а потому Ниам отчаянно брыкавшуюся уже начали раскладывать на полу и выворачивать руки обожженные упыри, в момент посещения здания особо разукрашенным и раздраженным упырюгой, единое слово которого и  барышню отпустили, чем она тут же и воспользовалась, отползши обратно к печи, готовая в любой момент запустить в любого подходящего головешкой, решив, что пусть убьют ее сразу, чем заберут  и будут измываться,  некоторое время,  новоприбывший вампир и  жертва разглядывали друг друга, до тех пор пока командир не решил спросить ее имени, что  определило ее судьбу, Не успела женщина и вскрикнуть, как ее жизнь была оборвана.
Мастер  или  Сир Редьярд, так следовало своего создателя, который едва вампирша проснулась, коротко и ясно ответил на все ожидаемые вопросы новообращенной, среди которых были: «где я?» и «кто я? А кто ты?», покормил  одним из пленников, оказавшимся соседом бывшей травницы, его крики и мольбы сначала огорошили вампиршу – «откуда этот  старик знает  мое имя?», но вовремя оцарапанная шея «пищи» заставила позабыть  неудобный вопрос -голод взял свое. Зачистка города прошла успешно – сопротивленцы повержены, рабы набраны, новообращенные также имеются, вампиры с победой и добычей возвращались обратно на земли своего клана. Ниам незамедлительно, как и все вампиреныши была определена в приемник-распределитель как собственно и поступили со всеми новообращенными, но прожила там спокойно  не более трех дней,  потому как среди молодых солдат,  женщин было немного – начались посягательства, которые,  естественно повлекали за собой, драки, ругательства и беспорядок, и как собственно и положено в Думахиме, от  отвечающих за дисциплину в приемнике огребали все, так или иначе уличенные в беспорядках молодые думахимы,  даже просто мимо проходившие тоже получали свое. Ниам попросила защиты у своего Мастера, повлиять на ситуацию, но тому было проще поселить ее у себя, пока, а там видно будет, чем идти разбираться с новобранцами, втолковывать, что либо смотрителям.  И так, недели две Ниам прожила у своего Мастера, В учебный лагерь она не была зачислена сразу – ибо очередь до нее, просто на просто пока не дошла.  Сам Редьярд был даже тогда, весь в делах весь в заботах, а потому на нее времени у него не было, что несколько расстраивало молодую думахимку, но кое чему, все же он ее обучил перед ее поступлением, чтоб без дела не маялась – а именно стандартным вампирским навыкам и Шёпоту в том числе, что легко ей не далось, и выявил какие же его обращенной способности достались от их Патриарха. 
Обращенная за это время успела привязаться к создателю, он даже был ей симпатичен,  но все хорошее имеет свойство когда-нибудь заканчиваться – Мастера  вызвали в столицу, его ждало повышение. Ниам была очень рада за своего создателя, вот же какой он у нее! В тот же день вампирша была зачислена в учебку – ну слава духам, наконец-то. С тех пор, они не связывались, а Ниам так ждала хоть весточку о том как он там, что он там, но увы и ах, похоже сир Редьярд предпочел к ней так уж сильно, или более - вовсе к ней не привязываться, предпочел о ней забыть – так она думала и это ее расстраивало.
Конечно, обида на Редьярда была, но рыжеволосая женщина решила не раскисать – этот случай подстегнул ее самолюбие, и заставил усиленно работать над собой. Поначалу, она стала вымещать свою злобу на согруппников, которым, не посчастливилось быть ее партнерами по в спаррингу, которым не посчастливилось подобраться к ней во время отбоя. Тренировочным куклам и людям, вместо которых, Ниам неизменно представляла своего Мастера, демоны его раздери, тоже доставалось неплохо. Был характер и так не подарок, стал же еще несноснее – Все это начало происходить после того, как она осознала то, что о ней попросту забыли – бесилась-бесилась, а потом об этом думать  было некогда  - в учении было тяжело, да и успокоилась она, подумаешь, большое дело, Мастер-морда советничья разговаривать не хочет, а она вот тоже не хочет.
После окончания обучения, кое длилось не много и не мало, а пятьдесят лет, молодая думахимка успела поучаствовать в нескольких вылазок задачей которых было в основном пополнение человеческого ресурса, в качестве отнюдь не командира отряда. Этими же командирами она и была оценена как ничем не выдающаяся «единица клана», но по мнению самой по достоинству неоцененной «единицы», между строк этих оценок можно прочесть только одно слово – «женщина», но как ни крути, из-за рекомендаций этих надменных мужей она была направлена на ферму крови, пищевого типа – да-да, в одну из тех, где люди разводятся никуда иначе как в корм. Работа которая ей предназначалась, была бумажной, заключалась она в ведении человеческого учета, Ниам должна была регистрировать: сколько людей прибыло на ферму, сколько народилось, и сколько покинуло мир живых. В свободное же от составления отчетов вполне себе сносным почерком и доставки их на стол зама главы фермы, в которой думахимка работала, она была самым настоящим вампиром на побегушках – выполняла мелкие поручения из которых встречались несерьезные, но хоть немного ответственные и "подай - принеси", которых было больше. По клановым меркам – работа на ферме лучшее место где может пригодиться женщина, а если это работенка еще и бумажная –так вообще зашибись. Сама барышня так не считала. Скучнейшая работа, но делать нечего, рыжеволосая вампирша привыкла к такому положению дел, потихоньку подмечая, что сама она относится, к людям не с презрением как ее собратья, а скорее снисходительно, наблюдая за людьми, Ниам научилась в них разбираться, понимать их взаимоотношения – еще бы, странно было бы, если бы она за почти два века, наблюдения за ними как-то этому не научилась бы. Странно было бы,  если бы сотрудник фермы, не обладал  хотя бы, минимальными знаниями по медицине и разведению людей – так считали окружающие и начальство, а потому Ниам обзавелась всей необходимой литературой, помимо этого, первое время вампиршу еще и  наставляли .  Что было занятно еще - упырица  сильно увлекалась флорой, данное чтиво ей занудным не казалось – вот тянет и все, и ничего нельзя с этим поделать, создавалось впечатление, что женщина задалась целью перечитать все, что имелось в клановой библиотеке касающееся флоры.
Когда  же знания рыжеволосой вампирши были уверенно выше наложения повязок, и она также уверенно смыслила, в разведении людей(естественно на думахимском уровне), и данные знания подверглись строгой проверке, Ниам было доверено составление характеристик корма о двух ногах, в этих бумагах освещались: вес, рост, возраст  и состояние здоровья человека, а также их выносливость и сила, и у женщин количество беременностей, а также их исход. Данные отчеты также отправлялись «наверх», дабы «верхи» могли решить куда распределять полученных людей и надо ли это вообще.   Ниам была в твердой уверенности, что раз вампир не достигший порога эволюции смог стать первым советником Лорда Думы, то и она, сможет стать во главе фермы, а потом можно подумать о чем-нибудь и выше, надо лишь хорошо потрудиться и быть хитрее.  Как и положено любому нормальному думахиму, у женщины появилось желание прыгать выше голов других, этими другими думахимами был ее теперешний начальник. Занять желаемую должность Ниам решила, не прибегая к помощи своего батюшки, а своими силами,  никого никуда не подставляя, как никак, а понятие о чести у нее было.  рыжеволосая действовал тихо, женщина как никак –  не идеальная шестеренка клановой машины,  серьезно к ней не отнесутся. Свою работу она выполняла качественно, часто работала сверхурочно дабы ее хотя бы заметили и только лучшей стороны, Ниам было сто одиннадцать лет, когда к ней пришла мысль о том,  что если не только вампиры будут следить за людьми, но и сами люди за собой? Придумано и высказано  помощнику главы фермы, но тот считавший что людям с фермы доверять нельзя, и более того, кроме того, чтобы их потребили в пищу вообще ни на что негодны – истинный думахим, он послал ее с такими предложениями. Нисколько ни смутившись, барышня сделала как хотела – она сладкими речами об обращении(хотя сама до сих пор имеет слабое представление о том, как это делается) подговорила двух людей втайне от других и от друг друга, докладывать ей обо всем подозрительном, что происходит на ферме.
Ниам уже сама решила, что толку от этого по нулям, как спустя неделю, к ней обратился через стражника, один из подговоренных. Надо сказать, что если бы этот вампир не был бы ехидной сволочью, недолюбливающей данную женщину, то он бы не разбудил чутко спящую женщину шёпотом, вещая о том, что ее очень хочет видеть один «мешок», и не просто хочет, а страшно жаждет. Коротко его послав, привычно не выспавшаяся вампирша отправилась на ферму, когда же она разобралась в том, что недавно пойманные люди решили сами устроить  побег и  подбивают на это других  и более того,  их красноречие оказалось настолько прекрасным, что многих им удалось убедить решиться на сей шаг отчаянный, Ниам при помощи шёпота стала домагиваться до начальства, причем  начальника разбудить удалось, а зама нет. Разбудить то разбудила, но убедить его прибыть на ферму удалось только после того, как вампирша обещала дать обе руки на отсечение, аж три раза, если то, что он сегодня узнает правдой, не окажется - человек повторно все рассказал, но уже начальнику. Дня  через два, как люди набрали подходящее по их мнению количество единомышленников была совершена попытка побега… И обрублена на корню. После сего помощником  главы фермы была именно она, Ниам, а доносчика вопрошающего, где же его обещанное обращение, тихо в стороночку увели и распили.
Шло время и Ниам все чаще стала замечать, что начальство потихоньку начало спихивать на нее все свои обязанности, а после к ста семидесяти годам Ниам, так же потихоньку скатилось(зажралось, как это бывает), а сама рыжеволосая женщина которую к тому времени посетила идея усилить охрану как например, это есть у ферм третьей ветви, заняла его место.
Ниам было уже сто девяносто шесть лет, как в одну ночь, благо не на ее ферме,  люди взбунтовались. Все, кто был в сей час на ферме, бросились на подавление мятежа, они попытались скоординировать свои действия с  помощью шепота, связаться  начальством в том числе, но к непомерному удивлению и негодованию, сей  способ связи, без которого вообще ни один вампир в мире не представляет своего существования, не работал.  Разбираться в том, что е это за ересь такая, времени не было – думахимы вступили в бой с людьми по привычке своей на поражение был пожар, кто-то из этих животных для отвлечения вампирского внимания поджег дом.. дома? Было не разобрать, пламя весело перебегало с одного жилого здания на другое, но оно же и мешало не только охране – люди путались и задыхаясь выбегали из домов попадая в руки смотрителей, многие же и горели заживо, об этом красноречиво говорили, что запах горящей плоти, что крики. Люди не выжили, ни один… К слову говоря, некоторые стражи были найдены мертвыми – это их люди так? Вот не верится…
Вскоре после сего инцидента, как водится, в первую очередь страдает начальство,  главу ферм первой ветви казнили, казнили и начальника опустевшей фермы. Когда настало время решать кому занять кресло казненного начальства, а к слову говоря, кандидатов было предостаточно и не только та ферма, которой руководила вампирша была процветающей. Кто бы мог подумать, что неплохим подспорьем будет тот факт, что Ниам месяцем ранее до сих дней, помогла ее старая практика, а именно «уши среди людей», тогда люди, приведенные в ее ферму тоже проявили чудеса свободолюбия, но  информированные и не очень вежливые думахимы обломали побег.  Ниам назначили главой пищевых ферм крови, правда на испытательный срок  - шесть лет, а это значит, что за каждым ее шагом будут пристально следить.
И так на протяжении семнадцати  лет, под ее чутким контролем находившиеся люди не смели совершать ничего подобного, Нынешняя глава ферм, усилила охрану и более того, и уже привычным методом  обещаний  подговорила нескольких людей быть ее «глазами и ушами».
И все бы хорошо, испытательный срок закончился ,  но возникла проблема, решить которую было не в ее власти – люди начали вырождаться, и вроде бы должны доставить свежую кровь, но отряд который и должен заняться поимкой пищи, провалился, но будто этой проблемы мало –  еще проверка, как снег на голову, как же все вовремя!

• Навыки.

- Дар.
особое строение челюстей, скрывающее за внешней еще одну, внутреннюю;
- Магические способности.
Стандартные:
- шепот;
- способность парить;
- маскировка под человека;
- слабый телекинез;
Индивидуальные:
Прыжок на большую дистанцию.
Вперёд, а не вверх. Сбивает цель с ног и наносит ей средний урон.

Рывок.
Со стороны выглядит как телепортация, виден только размытый силуэт. Бросок вперед в любом направлении, даже вверх, до 20 метров. В процессе рывка вампир не получает урона ни от физических, ни от магических атак. Невозможно проходить через физические предметы. Возможно использовать раз в 2 хода.

Отражение.
Защитное заклинание, отражающее магию обратно в применившего. Пассивная способность, постоянная.
- Боевые навыки.
Холодное оружие:
Владение одноручным мечом выше среднего. Основное оружие.
Владение кинжалом на среднем уровне, используется как вспомогательное.
Безоружный бой:
На высоком уровне.
- Прочие навыки.
Поддержание мест своего проживания и рабочего в порядке относительном.
Знания разведения людей по-думахимски и знание медицины на среднем уровне.
Ведение документации.
Знание трав на уровне прочитанного, на практике не применялось.
Умение убеждать.
Умение выживать в поганых для вампира условиях.
Разбирается в людях.

• Уязвимости.
Непереносимость воды.
Непереносимость прямых солнечных лучей.
• Оружие.
Одноручный меч:
Вес 2.5 кг.
Толщина клинка 5 мм.
длина клинка 80 см.
Длина рукояти 18 см.
общая длина меча 98 см.
Под гардой ширина которой 9 см.  на одной из сторон клинка имеется  гравировка в виде клановой символики.

Кинжал:
длина клинка 28 см.
общая длина кинжала 42 см.
ширина гарды 13 см.
Ширина клинка 3 см
Толщина клинка 5 мм.
Вес 450гр.
• Инвентарь.
-
• Прочтение правил.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


• Связь.
Через ЛС
ICQ 659827904
• Пробный пост.
На тренировочной специально для сего дня, расчищенной от манекенов и прочего добра площадке, собралось много народу – наставники и бойцы прошедшие в этом году курс подготовки молодого бойца, в рядах этих счастливцев, стояла недоспавшая Ниам, а все из-за того, что вампирша перед предстоящим сегодняшним днем дико переволновалась, она до самого рассвета отрабатывала боевые навыки на этой самой  тренировочной площадке, пока совсем не выбилась из сил. Ведь сегодня последняя проверка, последний экзамен заключающийся в поединке на мечах между выпускниками. Волнительный момент для тех наивных, кто  верит, что предстоящий бой, что-то для них может решить, верит,  что в столах у наставников еще не лежат рекомендательные письма и их уже не распределили по местам предстоящей службы. Таким наивным существом на сей момент и была рыжеволосая вампирша. 
По меркам последних дней в которых бушевала ни дать ни взять, самая настоящая снежная буря, погода считалась просто идеальной -  был крепкий морозец с умеренным снегопадом.
Экзамен для Ниам и ее соперника был окончен. Посреди площадки рыжеволосая вампирша с безвольно обвисшей, сильно раненной и неистово кровоточащей левой рукой, восседала на вампире приставив к его горлу меч, ее переполняла эйфория от того, что ей удалось, она победила. Смешно даже, что она боялась того, что Дринниэна ей поставят в противники. А теперь все закончено.
После сего боя у Ниам было только одно желание – спать, конечно была возможность присоединиться к тихо отмечающим окончание курса молодого бойца согруппникам, но воспользоваться ею, желания не было никакого. 
Проснулась Ниам ближе к вечеру, разбуженная праздновавшими уже далеко не в тихую братьями по оружию и по клану – еще бы, им ведь сегодня разрешили хмель впервые за пятьдесят лет, радость-то. Недолго поразмыслив голодными мозгами, Ниам решила присоединиться к гулянке, она покинула палатку, вечно зашивавшуюся, которая когда-то была величественного кланового цвета, а сейчас же в силу лет и погодных условий, цветом она была ближе к грязному серому. Как тут ей в голову пришел Шепот от наставника Йорека, вещающего ей, чтобы она зашла к нему в кабинет немедленно, Ниам с одной стороны голодная, с другой изнываяемая от любопытства естественно последовала куда сказано.

Только Ниам вошла и открыла рот дабы как и положено доложить о своем прибытии как наставник поднял руку в предупреждающем жесте и указал ей на стул.
Сам кабинет был обставлен просто – шкаф, обыкновенный дубовый стол, на нем магическая лампа, два стула, ни картин, только одинокое окошко с видом на палатки воспитанников из которых сейчас то и дело доносились радостные возгласы, скрашивало мрачность  обители  Йорека.
Сам восседавший вампир выглядел уставшим и как будто обессилевшим, в руках он держал свиток.
Ниам села, любопытство брало свое – ее взор перемещался то на свиток то, на наставника, но тот и сам не любивший  тянуть кота за хвост, приступил к делу.
- Ты отправляешься на ферму крови. – без обиняков сообщил Йорек.
- Куда? – вырвалось у Ниам. Вот те и мечты прахом, а она то, надеялась на продолжение обучения в высшей академии, а ее вот так на ферму, но может она ослышалась.
- На ферму крови, пищевой ветви разумеется, вторую.  –  терпеливо повторил и пояснил наставник. Вероятно , ему тоже не доставляло удовольствия все это сообщать. Значит не ослышалась.  Кровь гулко застучала в висках, ведь для самой вампирши, ферма крови была той же стеной, отличие было лишь в тщательно охраняемых объектах. Ниам хлопнула руками по столу  вопрошая о том, почему такая участь постигла именно ее, а не к примеру Рунса, который мог в теорию, но ни вкоем разе не в практику.  Наставник, поспешно убрав свои руки со стола, дабы возможный следующий прихлоп не пришелся по его рукам.
- Я рекомендовал тебя. – высказано было это тоном вампира, каждодневно ломающего мечты юным думахимкам, то есть спокойным и невозмутимым.
- Зачем? Почему меня? – тоскливо спросила – повторила  Ниам, подумав, что до сих пор его рекомендации играли исключительно против нее.

- Не задавай глупых вопросов. Говоря прямо, за время обучения ты проявила себя…Не как достойная кандидатура для продолжения обучения в высшей академии.
- Могли бы уже и прямо сказать, что я женщина и этим все и объясняется. – В сердцах высказалась Ниам, прошкребнув по столу когтями, дальше довысказать свою мысль под суровым взглядом Йорека она не посмела, в конце концов, какое она на это имеет право? Она и так позволила себе многое, повысив голос на старшего по званию вампира. Тут  ни словами, ни истериками делу не поможешь, оставалось только смириться и решать все уже на самой ферме. Эх, канули в бездну приключения, которые войдут в легенды, верные друзья, знакомством с которыми можно гордиться и подвиги, о которых не стыдно рассказать обращенным.
  - Завтра, передашь этот свиток начальнику фермы.
У Ниам предательски задрожали руки, все же сия новость являлась для нее ударом. Свиток покувыркавшись в  воздухе, залетел под шкаф. Ниам торопливо шлепнулась на колени и телекинезом вытащила документ из под шкафа. До шкафа, походу уборка никогда добиралась. Потому как явленый на свет белый свиток, успел обмотаться клочьями вековой пыли, Рыжеволосая поспешно дунула на него, но вышло только хуже –вся пыль ринулась ей в нос и глаза вызвав оглушительный чих, смешавшийся с упавшей со звоном статуэтки, в статуэтке, в ее обломках точнее, смутно узнавался Лорд Дума. Запихав  свиток за пазуху  вампирша взглянула на взирающего на нее с нескрываемым гневом думахима и невольно поежилась от сего красноречивого взгляда.
- Свободна – процедил вампир.

Отредактировано Ниам (2016-05-10 13:55:07)

0

2

Принята.

0


Вы здесь » Kain’s Fallen Empire » Бездна (архив мусора) » Глава ферм крови Думахима